School

Почему образовательные реформы не доходят до школ?

Скоро будет месяц, как я работаю в обычной школе. В течение прошлого года я довольно много читала о новых концепциях образования, принятых как у нас, так и на Западе. И тогда я пыталась понять, как построить ту самую методологическую модель, которую можно было бы внедрить для действительного повышения мотивированности, осознанности школьников и студентов. И как результат —  повышения качества образования.

Интересных, прогрессивных и даже апробированных моделей много. Почему же они тогда не доходят до внедрения в обычных школах как в Беларуси, так и в России? Почему реформы образования в обеих странах выглядят скорее как диверсия, чем как реальное повышение уровня образования?

Возможно, названные мной причины самоочевидны. Однако эти принципы так часто нарушаются, что не могу не писать об этом.

Идея — это не более 10% результата

Это касается не только школ, но и всего коммерческого сектора. Например, крупная компания планирует маркетинговую акцию. Идея — прогрессивная, интересная, целевая… Но вот начинается реализация: дизайнер подкачал с концепцией, затянул сроки и сделал ерунду; у прошлых партнерских компаний сменились сотрудники и на них уже сложно рассчитывать; кто-то запросил неподъемные цены; кто-то требует отступные… В итоге летит бюджет, летят сроки — акция проводится так, что лучше было бы не проводить.

И вроде в планах все было реально и выполнимо, и идея хорошая — но вот результат. С реформами то же самое: вроде и есть в идее рациональное зерно (например, победить коррупцию при ЕГЭ в России), но стоит ли говорить о результате?

Такой большой разрыв между идеей и ее воплощением — то результат многих ошибок. О них далее.

Идеи реализуют «середнячки»

Эта мысль непосредственно связана с предыдущей. Мы все строим планы под себя — таких хороших и славных. Но обычно те, кто придумывает что-то и реализует, — это очень разные люди. И с позиции планирования все проще, чем оказывается на самом деле.

Большинство из нас думает, что эти идеи будут реализовывать «отличники», а в реальности мы должны рассчитывать на «середнячков». Я сейчас говорю о естественном разделении любого социума или группы. 80% общества — это так называемые «середнячки» (в той или иной степени). И 10% — очень хороши или очень плохи в своей сфере. Вспомните свою школу или университет? Очень в редких местах преподавательский состав подбирается так, что все звезды. Лично я могу выделить 2-3 школьных и лицейских учителя, около 5 преподавателей в университете. Эти и есть те самые 10%. Хотя стоит отметить, что они могут восприниматься субъективно учениками и студентами.

Реформы делают с расчетом на 10% лучших. Но вот беда: им не нужны методики сверху. Лучшие преподаватели интуитивно чувствуют класс/аудиторию и сами разрабатывают свои методики. Выходит, что новые концепции делаются как бы в пустоту.

Апробация концепций проходит, как правило, в среде, где преподаватели заинтересованы. И проводят их те самые «отличники», а потом наспех наработки отдают всем остальным и не понимают, почему все не так, как было.  Откуда берется искажение?

Эта мысль ни в коем случае не должна задеть кого бы то ни было из преподавателей. Все не должны быть гениями. 80% и формируют общий уровень образования. Просто не каждый учитель обязан изобретать, творить, выделывать что-то невероятное. Это тоже неправильно, потому как а) идеалистично, б) порой бессистемно.

Методики не прорабатываются до того уровня, чтобы они были применимы (адекватно применимы!) большинством.
Кроме людей, есть еще социокультурная среда и традиции

Это еще одна проблема, которая вытекает из того, что те, кто придумывает реформы, очень далеки от той реальной среды, в которой эти реформы будут реализовываться.

Чтобы изменить какой-то мир, в нем нужно пожить. Его нужно почувствовать. Снова что-то очевидное, но снова игнорируемое. Например, официально-деловой стиль одежды в белорусских школах сводится к понятию «только не джинсы!». Девчушки ходят в водолазках, байках и штанах. Все тот же casual, никакого business. Потому что есть определенный средний уровень дохода (не оптимальный) и определенные погодные условия (не оптимальные).

А еще наши известные бюрократические традиции и «спихивание» на школу всех проблем. В Беларуси учителя в небольших городках еще должны ходить по домам и проверять уровень пожарной безопасности и кучу всего. Когда же учиться, как учить? Когда внедрять?

Среда, как правило, является сдерживающим фактором реформ. При этом средовое влияние не учитывается. Потому что такие вещи невозможно предугадать или предсказать, если нет реального опыта жизни в этой среде.

Поиск легкий путей

А давайте мы знания-умения-навыки (ЗУН) переименуем в компетенции? И тогда все сразу станет иначе — краше, лучше, прогрессивнее, эффективнее, современнее. Давайте мы создадим интерактивные программы — и ученики смогут сами выбирать свою программу? А давайте электронные планшеты выдадим?

Я вполне себе понимаю, какие идеи лежат за каждым из предложений. Но внедрение любого из них не решит проблем, которые глубинны. К тому же ситуация такова: недовольство растет, нужно сделать что-то прямо сейчас. Давайте делать, но что? Неважно, но надо что-то делать…
Идеализм и крайности

О, это наше все. В советское время была определенная парадигма воспитания детей. Хорошая или плохая — сейчас сложно сказать. Но вдруг мы решили, что такая социализация — это просто варварство. Итак, упор на индивидуализацию! Но в такой горячке легко забыть, что социализация и индивидуализация — это два взаимосвязанных и взаимозависимых процесса, один без другого невозможен.

А еще демократия, повышать голос нельзя. Но почему-то все резко забыли о таком простом качестве, как дисциплина. Нет, не тотальная. Но где-то между армейскими порядками и что-хочу-то-ворочу лежит здравый смысл, о котором часто забывают. Авторитарная парадигма неэффективна — давай демократическую. Но идея, что есть что-то посередине, более адекватное, зачастую забывается.

На любое действие есть противодействие

Это очень простой естественный закон. Но не менее часто забывают о том, что людям не очень нравится выходить из зоны комфорта. В данном случае менять «накатанные» учебные планы и принципы работы. Как работать с естественным сопротивлением — вопрос сложный. Но это не повод не думать о проблеме вовсе.

Что в России, что в Беларуси все так привыкли к отчетам и бумажкам, что любая реформа воспринимается как новая отчетность. Т.е. делаешь, что и всегда, просто отчитываешься иначе.
А как?..

Я не очень люблю статьи, которые констатируют проблему, не указывая даже направления решения. На мой взгляд, первый шаг — это принять текущее состояние дел таким, какое оно есть.

Принять, что учителя — такие же люди, которые устают, не очень хотят меняться, не понимают глупых инструкций сверху и, кроме всего прочего, нагружены какими-то банальными бытовыми проблемами.

Только приняв этот факт (этих обычных, но тем не менее в чем-то героических учителей и учеников сегодня), поняв этот мир, почувствовав его, вы можете научиться менять систему и проводить реформы. Пропагандировать новые теории и новые парадигмы — легко. Сложнее продумать реальные каждодневные посильные шаги, которые могли бы вести к определенной цели. А крайностей и глупостей мы и так повидали…

Следующий ход — определить, что это за шаги.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *